На главную
 
SOBRANIE STIHOV O SERGEE BODROVE
 
Это самое страшное - ждать...

И понимать, что в доме одна
Ты не спишь в этот час,
И понимать, что так было вчера,
И завтра, наверное, как и сейчас.
И, наверное, снова плакать,
Ему давно вернуться пора,
За окном опять дождь и слякоть,
"Остаться в живых!"... тупая игра.
Горы... опять я волнуюсь,
Он придет. А разве не так?
Вновь хочу я забыть реальность,
Я сама себе стала враг.
Он вернется, уйдут эти тучи,
Он вернется, и я всех прощу,
Он вернется, и мне станет лучше,
Он вернется, и я все пойму.
Кобра



Каждый звук души
И пеньуе соловья
И молчание в тиши
Говорят: Мы Ждём тебя!
Мы ждём и верим ты вернёшься
Твою улыбку и глаза увидем снова мы
И снова нам с экрана улыбнёшься
И снова та улыбка озорит наш МИР
И снова мы в родных глазах увидем огонёк
И снова этот огонёк появится у нас в сердцах
Лишь знай что ты не одинок
МЫ ЖДЁМ ТЕБЯ ЛЮБИМЫЙ БРАТ!!!

Olya



Согретый нашими сердцами, ты выйдешь изо льда и тьмы,

Ты долго будешь вместе с нами последним Братом синемы.

За что жестокие удары наносит ветер по спине?

Мы вытерпим, чтоб ты был с нами, чтобы настал конец войне.

Тепло польётся по суставам, как кровь, прилившая к вискам.

Ещё не поздно всё исправить, ещё вернешься, обещаю, к нам!

Incesticide.





Когда живешь обычным днем

Не понимаешь, как порой

Другой сгорает под огнем

И умирает как герой.

А он был лучшим, лучше нас

Вы можете не верить,

Но он погиб и Бог воздаст

Судьба-насмешница трагедий.

А он твердил прекрасные слова

И жизнь его была прекрасна.

Я плачу, плачу, как всегда.

А толку мало, все напрасно.

О, как хочу вернуть все вспять,

Предугадать все это горе.

Что бы ему успеть сказать.

Что б истину он понял в слове.

Мне невозможно подобрать слова

Ком в горле, на душе такая боль.

И я пойму все лишь тогда,

Когда уйду я в мир иной.

Мне тяжко думать, тяжко спать,

Все мысли только о тебе.

Хочу я эту жизнь понять.

Ведь мы живем как на войне.

Но в глубине души я верю,

Что чудо может быть случится,

Но разум побеждает все.

:Я чувствую себя убийцей.

Мне все твердят: никто не виноват

Но все же:

И слезы капают из глаз опять.

Ведь ты покинул нас, Сережа!

Анастасия.

Ты ушел с этой жизни так рано,

В ледниковой могиле лежишь,

Не увидят твой новый фильм фаны,

И не выйдет любимый <Брат-3>:

***BLACK_SUN***



Глыбы льда растают от горячих слез,

Будут течь ручьями, затопляя все.

Водопады будут о тебе рыдать,

С диким шумом воды вниз спадать.

Ветер будет тихо о тебе скорбить,

И макушки елей с болью теребить:

Nova



Мы узнали, что у нас

Братик просто высший класс!

И хороший, и умен,

Для кино он был рожден!

Данила, - он такой блатной

Для меня он как родной.

Этот брат наш далеко,

Мы все любим-ждем его!

Кэт



Мы с тобой никогда не встречались,

Но теперь мне уже все равно.

Повторяю все ту же фразу:

<Жду тебя уже очень давно!>

Летом, весной и зимою

Мне все видится твой добрый лик.

Ты в листве, и ты машешь рукою,

Вижу глаз твоих яркий блик.

Знай, браток, ты не один,

Мы всегда тебя помнить будем,

В Интернете за компом сидим-

Не даем забыть тебя людям!

Кэт







Без тебя моя жизнь опустеет,

В сердце зыбкой метелью завеет,

Без тебя даже дивная сказка

Станет жуткой и грустной развязкой.

Без тебя солнце сменится тьмою,

Небо звездное - горькой луною,

Без тебя не хочу ничего я,

Без тебя мне не будет покоя.

Olya

Я жду тебя! Ждала, и буду ждать!

Усталого с дороги.

Я буду дни тягучие считать

И говорить, что их совсем немного.

Пускай хоть вечность будет впереди

Я перед ней сумею устоять.

Ты только поскорее приходи.

Я жду тебя! Ждала и буду ждать!

Olya



Нет! Я не верю в это!

Жизнь смешалась с кино.

И нет больше света.

Стало теперь все равно.

В кровавые цвета закат.

Багровая теперь заря.

Так рано ушел, ты, брат.

Но жизнь прожил ты не зря.

А в фильме конец счастливый,

И правда спасает всех.

Но жизнь - не фильм красивый.

И сказке здесь не успех.

Последний герой не останется жив.

Остаться в живых невозможно.

На сердце тяжелый нарыв.

Кому было это все нужно?

Жестокий ледник, беспощадна

Природа, ужасна она.

Но и она ведь не рада,

Что жизнь твою забрала.

От пламенного сердца твоего

Растаял этот лед.

Не выдержал он его.

Лишь слезы теперь же льет.

Речка, небо голубое -

Это все в его душе,

Это наше все, родное.

Роднее чувства нету на Земле.

Но грусть и печаль в глазах у него,

Будто знал, что случится.

И нам бы не жаль ничего,

Но сердце не сможет забиться.

Но в миллионах живых сердец

Он будет жить всегда.

Видно не зря таланта венец

Надела тебе судьба.

Гении ведь рано погибают,

И слава им посмертно суждена.

Но в глубине души они все знают,

Что никуда им не уйти тогда.

И честного сердца пыл

Не выдержал было на земле.

И содрогнулся мир

От слез и горя по тебе.

Но века нашего герой,

Дух времени Данила.

Тебя мы не забудем, мы с тобой.

Так знай, Сергей, что смерть не победила!

Наталья







Я не сошла с ума, а просто дождик льётся...
Я потерять надежду не хочу,
Мне кажется он сильный, он вернётся,
А если нет, я тоже улечу...
Мне кажется, что он - Сергей, Данила,

Мне кажется, что он еще придет,

Мне кажется, что я живу надеждой
И знаю, что надежда не умрёт!
Мне кажется, мне всё это приснилось,
Ледник, тоннель-всего лишь страшный сон...
Газеты бредят. Ничего такого не случилось!
Все врут, я знаю, что вернётся он!

Кобра, Incesticide.

Когда кончатся силы, что б верить,

Когда кончится вера в чудо,

Я опять повторю: <Буду ждать!>,

Я опять повторю: <Не забуду!>,

Всем назло повторю: <А я верю!>,

Умереть: умереть он не может!

Снег и лед, и уже 3 недели:

Ну и что из того, ну и что же?!

Остаться в живых, не сдаваться,

Последний герой страны,

Нам рано еще прощаться,

Тебя не хороним мы!!!

Кобра, Incesticide.



мы!!!

Я не хочу видеть черные ленты,
Я не хочу видеть хмурые лица,
Я точно знаю, что он вернется, я точно знаю: Сергей возвратится!
Я точно знаю, случится чудо,
Я знаю ленты изменят свой цвет,
А с остальными спорить не буду,
Пусть говорят, что чудес нет...

Кобра



Суровые лица гор,

Седые суровые лица:

Я не хочу, что б было ТАК,

Я не хочу с судьбою смириться!

Я хочу, что бы было как прежде,

Повторю уже в сотый раз:

<Долго жить еще нашей надежде!>

Я заплачу, но не сейчас.

А сейчас скажу: <Он вернется!

Сквозь бури, ненастья, ветер

Рукой заслоняясь от солнца,

И теплой душою согретый!>

Друзья, нам нельзя сдаваться!

Нас много еще, тревожных,

Слезами грешно обливаться,

Мы так никому не поможем!

Кобра, Incesticide.





Главное - ничего не изменить. И это самое страшное:

Прощай.

Как банально - махать вслед рукой

И давиться скупыми слезами
Прощай.
И дело вовсе не в том, что ты был,
А в том, что тебя больше нет с нами.
Но память упрямая, что ли,
Льёт соль на открытые раны,
И кровь, обезумев от боли,
Заставляет нас упрямо вспоминать.
Прощай.
От плохого останутся тучи,
От хорошего останутся звёзды.

Это просто счастливый случай,

Что мы пили одинаковый воздух.
Но если забывчиво тело,
То память хитра поневоле,
Она режет вздутые вены,
Заставляя нас этой болью вспоминать....

Meotida.



Если бы я была собой,
То принесла бы цветы к могиле,
Если бы я была с тобой -
Мы вместе бы всё пережили,
Но я не я... смешная, свободная:
И имя твоё запомнила даже.
Не верю, что есть могила холодная,
А если есть, то уже неважно.
И мы не с тобою,
И беды какие-то, я их не вижу.
И снова герои
Играют в игру, ту, что я ненавижу.
Ты должен на них был смотреть,
За кадром, в экране остаться
И было бы глупо терпеть,
И вновь среди них оставаться...
Если бы я была собой,
То принесла бы цветы к могиле.
Но был ведь когда-то герой
И люди к тебе приходили...

Incesticide



Совестно мне,
Что я больше месяца жду,
Даже во сне,
Даже в огне, как в аду.
Люди давно
В землю зарыли тебя,
Им всё равно,
Им ничего не понять.
Горы твои
Вечно мучительно спят.
Может быть им
Время вернуть назад,
Может быть мне
Надо бежать за тобой,
Вслед за лавиной немой,
Вслед за опавшей листвой,
Слёзы закроя рукой,
Надо бежать за тобой...
Или в ночи
Яркую лампу включить
И заучить,
Всё, что хотела учить.
Совестно мне,
Всё что могу-берегу!
Только во сне
Я за тобою бегу.

Incesticide



Я умираю от ужаса,

Я задыхаюсь от слез.

Не верю! Быть может

Это одна из моих многочисленных грез.

Отстаньте! У вас тоже бывают причуды, и что же?!

Отстаньте! Не надо кричать: <Стоит ли убиваться?>.

Я отвечу: < Да, стоит!>.

Только ему в живых бы остаться:

Не надо, он был героем!

Отстаньте, пожалуйста, тихо.
Я здорова, я не в бреду,
Среди вас я лишь зверь, загоняемый в угол,
Больше месяца я - как в аду,
Не надо, понимаю, все это тупо.
Кошмар я хочу пережить одна
Вы поймите, что каждый здесь за себя,
Вы поймите, что здесь война,...
Я смогу найти в себе силы,
Я смогу это все пережить,
Где герой, тот которого я любила?
Где тот брат, которого не могу забыть?
Я прошу: не убивайте взглядом,
Вы поймите - это война.
Я смогу - только он был бы рядом,
Только кончились бы ночи без сна!

Кобра



Так больно, так страшно, так грустно,

Весь кошмар в ушах - так звонко.

Не хочу, что б покинул нас

Киллер с лицом ребенка.



Так его окрестили газеты,

Так его будут звать и потом.

Только эхо в горах шепчет: <Где ты,

Киллер с детским лицом?>



<Брат России, разве убийца?>,-

Повторю я себе негромко.

Ведь не даром мне так часто снится

Киллер с лицом ребенка.

Кобра





 
be number one